Архив номеров

Завтра в Всеволожске: ночью
Курсы Валюты:USD0EUR0

Общественно-политическая газета
Всеволожского района Ленинградской области

  • Жили-были

    2013-11-030625Несколько лет у многих граждан, проживающих на улице Героев, был перед глазами пример счастливой старости. Во всяком случае, так им самим казалось. Каждый вечер выходили на прогулку двое пожилых людей, муж и жена - Жанибеков Марат Исаевич и Жанибекова Мария Петровна. За долгие годы никто не слышал, чтобы эти люди не то,что ругались, а даже повышали друг на друга голос.

    Несколько лет у многих граждан, проживающих на улице Героев, был перед глазами пример счастливой старости. Во всяком случае, так им самим казалось. Каждый вечер выходили на прогулку двое пожилых людей, муж и жена -Жанибеков Марат Исаевич и Жанибекова Мария Петровна. За долгие годы никто не слышал, чтобы эти люди не то, что ругались, а даже повышали друг на друга голос. У них всегда было хорошее настроение.
    Супруги были приветливы с соседями. Их любили даже все соседские собаки. Те, кто знал историю этой пары, говорили совершенно определенно: "Бывает все-таки настоящая любовь, на всю жизнь". Некоторые из соседей, чей возраст уже далеко не юный, даже мечтали: "Вот если бы мне бог дал такую старость, то, наверное, больше и желать  не о чем". Вдруг, однажды, прогулки прекратились. Марат Исаевич вообще пропал на какое-то время, а потом, соседи обнаружили его ночующим в собственном подъезде, на лестничной площадке. Здесь и начинается  наша история.
    Около месяца назад, к депутату Законодательного собрания Ленинградской области Дмитрию Силаеву на прием пришел Жанибеков Марат Исаевич с рассказом о том, что родственники выгнали его из квартиры, и он стал бездомным. Только помощь бывших соседей позволяет ему сегодня кое-как существовать. Вскоре пришли родственники со своей правдой. По их словам, дедушка стал сильно обижать бабушку, поэтому они дали ему некоторую сумму денег и отправили обратно в Караганду, откуда они все когда-то приехали. Но дедушка не остался  хозяином квартиры.
    Не стала хозяйкой и его бабушка. Собственность досталась их внуку, заплатившему, если верить документам, аж двести девяносто тысяч рублей за двухкомнатную квартиру. Тут начинается целый детектив. Попробуем описать эту ситуацию, хотя непонятно даже, с чего это описание начинать.
    Когда семейные конфликты имеют в качестве своего следствия, конфликты имущественные, то часто даже опытные юристы или оперативники приходят в тупик, и не могут сделать однозначное заключение.
    Вероятно, с рассказа о семье начать лучше всего. Сегодня родственники Марата Исаевича описывают его, как злобного демона в человеческом обличии. В подтверждение сему показывают два заявления в правоохранительные органы. Одно подписано всем семейством, а другое его супругой Марией Петровной. Изучив оба документа, с уверенностью можно сказать только то, что последнее время дедушка сильно ругался и нервничал. Не удивительно. В его-то годы, если оказаться бездомным…
    Упомянуты так же угрозы жизни и здоровью членов семейства, но без конкретных примеров. Теперь о родственной любви. Дело в том, что Марат Исаевич взял в жены Марию Петровну с разницей в возрасте в десять лет и с ребенком. В те времена это был сильный поступок, особенно если учесть, что супруга из числа репрессированных. Однако Марат Исаевич оказался верен своему выбору и усыновил ребенка. Тот факт, что этот мальчик получил хорошее образование и стал врачом, уже сам за себя говорит об участии приемного отца в его воспитании. Так или иначе, сегодня этот  мальчик вырос, и проклинает  своего приемного папу, как только может.
    Пока Марат Исаевич трудился на шахте, его пасынок получал хорошее образование, был сыт и одет. Эта шахта помогла поднять семью, но она же и сыграла страшную роль в жизни ее главы. После аварии и страшного взрыва, Марат Исаевич получил сильную контузию и стал инвалидом. Вы, дорогой читатель, знаете, что такое контузия после взрыва? Это, когда здоровые мужики, прошедшие, например, войну, даже после нескольких лет, ночью плачут от невыносимой боли. Чего тогда удивляться дедушке семидесяти  трех лет, который стал нервным?
    За такое вопиющее "преступление", его, конечно, надо было выгнать из дома. Хорошо. Возможно, дедушка стал действительно невыносим. Но ведь можно было как-то расстаться по человечески - разменять квартиру или купить ему отдельную комнату? Пусть он не родная кровь! Разве можно так запросто переводить человека в бомжи? Трудно размышлять на эти темы. Чужая душа - потемки.
    Пасынок со своей женой  - тоже врачом по образованию, утверждают, будто Марат Исаевич всю жизнь был домашним извергом. Тот же рассказывает, что обо всех заботился, как мог. Если ради семьи пришлось всю
    жизнь вкалывать на шахте, то это похоже на правду. Я сижу в съёмной комнате, которую занимает теперь Марат Исаевич, слушаю его рассказы о своей жизни, вижу кастрюльки и контейнеры, в которых соседи носят ему еду. Поражает тот факт, что у старика отличная память. Он не помнит только тех обстоятельств, которые были связаны с утратой квартиры. Перебираю лежащие на столе документы.
    - "Взгляните на эту доверенность" - спрашиваю я Марата Исаевича. - Вы помните, как её подписывали? Это же было у нотариуса.
    - Нет. Я не помню, но подпись точно моя.
    - Ваши родные утверждают, что дали вам деньги за квартиру.
    - Деньги? Я не помню денег!
    - Но при этом вы помните в деталях всё, что произошло с того момента, как вам пришлось ночевать в подъезде?
    - Да. Получается так.
    Я продолжаю разбирать лежащие на столе бумаги. Много всяких справок. Замечаю справку из милиции, где сказано, что гражданин никогда не привлекался. Много медицинских справок. Достаю из их кучи коробочку  от редкого лекарства.
    - Марат Исаевич! Вы принимали какие-нибудь препараты последние несколько месяцев?
    - Конечно. Я ведь жил среди врачей, а они мне постоянно говорили, что нужно пить разные таблетки  -  давали их горстями. Сам я в них не разбираюсь.
    - Таблетки из этой коробки вы тоже принимали?
    - Да. Она же лежит в моих вещах.
    Мы попрощались и, придя домой, я набираю в интернете название препарата - хлорпротиксен. Оказалось, что это сильнейшее психотропное средство, которое, к тому же, абсолютно противопоказано лицам в пожилом возрасте. Неужели все так просто?
    Сейчас дело в суде. Бездомный, контуженный и закормленный психотропными препаратами старик, сидит в своей  комнатушке, и ждет, чем все закончится. А чем у нас обычно всё заканчивается? Только не счастливой старостью!
     
    Андрей Бравицкий,
    зам. редактор



  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Свежий номер

Архив

Объявления

Все

Каталог предприятий

    Развернуть список

    Поздравляем

      Посмотреть все