Архив номеров

Завтра в Всеволожске: ночью
Курсы Валюты:USD0EUR0

Общественно-политическая газета
Всеволожского района Ленинградской области

  • Дорогу осилит идущий

    2015-03-110371"Трудно жить и бороться за волю, но легко за нее умирать" - Н.А. Морозов

    "Трудно жить и бороться за волю, но легко за нее умирать" - Н.А. Морозов

    Тяжелые, седые пенистые волны Ладожского озера, разгоняемые северным ветром, с шумом ударяются об огромные каменные валуны, лежащие вокруг мрачной цитадели, воздвигнутой несколько веков назад на небольшом острове Орехов у истока реки Невы.
    Крепость, которая на протяжении своего существования имела несколько названий - Ореховая, Нотербургская, Шлиссельбурская, а в 18 веке, после того, как она потеряла своё оборонительное значение и стала выполнять функции государственной тюрьмы, в народе её стали называть "Шлюссен". 
    Стены, высоко простирающиеся в небо, и мрачные серые сооружения, находящиеся внутри этих стен, хранят в себе много еще нераскрытых тайн самой страшной тюрьмы Российской империи, из которой не было совершено ни одного побега. Являясь  историческим памятником российских тюрем, это монументальное сооружение все чаще притягивает к себе внимание историков.
    9(1) - 15 (27) февраля 1882 года в Особом присутствии Правительственного сената в Петербурге состоялся суд над членами "Народной воли". В исполнительный комитет которой входил Николай Александрович Морозов, сын богатого помещика и крестьянки, двадцатилетним юношей примкнувший к народнической организации "Земля и воля".
    Морозов был осужден к пожизненному заключению и после приговора суда находился в Трубецком бастионе Петропавловской крепости, содержание в котором было весьма суровое: сырость, недостаток пищи, отсутствие чистого воздуха.
    Морозов заболел цингой и туберкулезом. Медицинскую помощь заключенным никто  не оказывал. Тогда, чтобы вылечиться от цинги, Морозов вытащил ржавый гвоздь из стола, опускал его в кипяченую воду в кружке, настаивал его, вода обогащалась железом и пил этот напиток. Это помогло ему вылечить эту болезнь.
    Туберкулез лечил тоже собственным способом: для того чтобы не разрывать язвочки в легких, он не давал себе кашлять, когда наступали самые нестерпимые спазмы горла.
    4 августа 1884 года Морозов был переведён в Шлиссельбургскую крепость, где  содержался в одиночной камере. Здесь у него у него начался ревматизм, который  в условиях режима, которорый в условиях режима наказания, практически, нельзя было вылечить. Но и этот недуг Морозов преодолел. Он в камере танцевал мазурку. По признанию Морозова, "это был ужасный танец: словно бьёшь босой ногой по гвоздям, особенно когда нужно при танце пристукивать пяткой. Но зато через две недели такой гимнастики ревматизм был выбит из ступни и более туда не возвращался".
    Такими нетрадиционными средствами Морозов боролся за свое здоровье. Но тут, наверное, ему больше всего помогла сила его мысли, направленная на определенный результат, а конкретно, на преодоление мучивших его болезней, ведь любая мысль, возникающая в мозгу человека, является силой большего или меньшего напряжения, непостоянной в величине и меняющейся в зависимости от скорости, сообщенной в момент её возникновения. Здесь библейское выражение : " что мыслит человек в сердце своём, тем он является в действительности", необходимо воспринимать буквально.
    В Шлиссельбургской крепости, в результате многочисленных протестов, заключенным было разрешено видеться друг с другом, работая в мастерских или на огороде. Но самое главное, в тюремной библиотеке появилось значительное количество книг.
    Морозов стал заниматься наукой. В 1897 году в своем письме к родным он писал: " Уже более десяти лет я снова отдаю почти все свое время изучению естественных наук, к которым, как вы знаете, я еще в детстве имел пристрастие… 
    Несколько лет я занимаюсь астрономией… 
    Года два или три я специально занимался ботаникой, могу разводить цветы в крошечном садике, а для зимних занятий составил гербарий, в котором набралось более 300 видов растений. Кроме всего этого, я занимаюсь почти постоянно теоретической физикой и химией… 
    Теперь я пишу книгу о строении вещества и, если позволит здоровье, окончу в этом году. Написал почти полторы тысячи страниц".
    После освобождения из Шлиссельбургской крепости в 1905 году Морозов вынес 26 томов сочинений, созданных в заключении и знание 11 языков: из них: французский, немецкий, английский, испанский, итальянский, древнееврейский и древнеславянский, украинский, польский языки. Кроме того, знал латынь и греческий.
    При этом, у него не было возможности знакомиться с современными научными  разработками своего времени, общаться с учеными. Он не мог не только общаться с носителями изучаемых иностранных языков, но и пользоваться соответствующими словарями и учебниками.
    Узник Шлиссельбургской крепости выучил египетскую письменность и мертвые языки: арамейский, самаритянский и ассирийский. 
    Возникает вопрос, зачем это ему нужно было? На этот вопрос отвечает писатель, историк Андрей Синельников в своей книге "Тайны петербургских крепостей. Шлиссельбургская пентаграмма", в которой утверждает, что "Морозов владел секретом вечной молодости, а также благодаря сведениям, почерпнутым из секретных свитков, мог перемещаться во времени и пространстве". Благодаря чему он прожил до 92  лет, не жалуясь на здоровье, даже мог заниматься физическими упражнениями. 
    Чтобы узнать, откуда у него в одиночной камере появились эти свитки и что они из  себя представляли и какое значение они имели, необходимо обратиться к книге вышеуказанного автора.
    В Шлиссельбургской крепости Морозов написал одну из многих написанных в заключении работ: "Откровение в грозе и буре", в которой пришел к выводу, что никакой древней истории вовсе и не было! Генрих Шлиман, который всю свою жизнь посвятил изучению древней истории и поискам Трои, узнав про эту научную теорию, перевернулся бы в гробу.
    У современников отрицание античного периода в истории человеческого общества вызвало много кривотолков и недоумения, но тем не менее сторонники этой теории есть и в настоящее время.
    До революции, после освобождения из Шлиссельбургской крепости, Морозов занимал должность профессора аналитической химии в Высшей школе П.Ф. Лесгафта. Его избирали членом научных обществ как в России , так и за границей.
    После 1917 года он работал директором и заведующим астрономическим отделением научного института им. П.Ф. Лесгафта в Петрограде.
    Не имея высшего образования Морозов стал академиком, а 29 марта 1932 года был избран почётным членом Академии наук СССР. 
    Николай Александрович был награжден двумя орденами Ленина и орденом Трудового Красного Знамени. Его именем был назван поселок, расположенный недалеко от Шлиссельбургской крепости и малая планета-астероид Морозовия.
    О его научных способностях и титаническом труде говорят названия его трудов: "Менделеев и химия будущего", " Периодические системы строения вещества", "Начало векториальной алгебры", В поисках философского камня", "Основы качественного физико-математического анализа", "Откровение в грозе и буре", " История человеческой культуры в естественно-научном освещении", "Христос".
    Во время сталинских чисток Морозов не был репрессирован, и умер в 1946 году в Москве.
    Знакомясь с историей жизни и деятельности Николая Александровича Морозова, невольно вспомнишь древних, которые утверждали, что "дорогу осилит идущий".
     
    Владимир Водяницкий, Всеволожск



  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Свежий номер

Архив

Объявления

Все

Каталог предприятий

    Развернуть список

    Поздравляем

      Посмотреть все