Архив номеров

Завтра в Всеволожске: ночью
Курсы Валюты:USD0EUR0

Общественно-политическая газета
Всеволожского района Ленинградской области

  • Воспоминания о социализме

    2015-07-100339Мне немало лет. И СССР я помню хорошо. Всё помню, ничего не забыл. И хорошее, и плохое. Например, я помню очереди за финскими куртками, немецкими башмаками и голландскими бритвами. И очереди в ресторан или в пивной бар.

    Мне немало лет. И СССР я помню хорошо. Всё помню, ничего не забыл. И хорошее, и плохое. Например, я помню очереди за финскими куртками, немецкими башмаками и голландскими бритвами. И очереди в ресторан или в пивной бар. И за билетами на поезд. И на самолёт. И за сосисками с колбасой. Всё это было. И полупустые магазины в маленьких российских городках я тоже помню, потому как ездил по стране немало.
    Всё это было, это факт нашей советской биографии. Вопрос не в этом, а в том, было ли там, в СССР что-то ещё, кроме дефицита. Вопрос в том, почему я и многие мне подобные не вспоминают об этом, как о самом главном. Вспоминают совсем о другом. Почему? 
    Я был молодым пацаном. Как и все мои сверстники, страдал от того, что не мог купить американские джинсы или пластинки "Битлс" или "Дип Пёрпл". И многое другое из того, что мне тогда хотелось. Но почему я сегодня совсем не вспоминаю об этом? Наверное, потому, что эти вещи, какими бы желанными они ни казались тогда, не были жизненно необходимыми. И время это подтвердило.
    Конечно, плохо, когда не купить колготок. Или французских духов. Или модной помады.  Но без этого можно прожить, если уж честно говорить.  И без цинковой мойки, и без японского магнитофона. Но почему я сегодня не вспоминаю об этом? Сам себя спрашиваю и сам себе отвечаю: Не вспоминаю потому, что на ум приходят совсем другие воспоминания. Например, военно-морские парады в  Ленинграде в последнее воскресенье июля, праздничные толпы людей, флаги, золото погон и "крабов" на праздничных фуражках.
    Помню соседей по коммунальной квартире, с которыми прожил почти двадцать лет, с самого рождения. С которыми вместе праздновал все праздники и встречал все проблемы.
    Помню сердитое автобусное: "Товарищи! Проходите в середину салона, не задерживайте машину!"
    Помню звон и грохот заводских цехов, музыку ранним утром, которой завод встречал всех входящих, красные знамёна и лозунги. Помню нашего парторга цеха - сердитого и въедливого мужика, которого мы все втайне ненавидели за вредность и к которому всегда приходили с проблемами, а он ворчал, ругался и решал наши вопросы, как  безотказная машина. А потом снова ворчал и ругался.
    Почему-то я помню не джинсы или сигареты "Мальборо", которых так не хватало нам в молодости, а песни Хиля или Трошина, передачу "Рабочий полдень", позывные "последних известий", гимн СССР по утрам. Ощущение приближения великого праздника накануне 7 Ноября, украшенный город, оживление на улицах, весёлую суету и азарт наших женщин в погоне за зелёным горошком фирмы "Глобус".
    Странно... Почему я не вспоминаю колбасный дефицит, а вместо этого вижу перед глазами афиши с фамилиями артистов, режиссёров, дирижёров и музыкантов, от одного вида которых хотелось жить!
    Почему я всё чаще вспоминаю Анну Шатилову и Игоря Кириллова, Юрия Левитана и Нонну Бодрову с Верой Шебеко и Азой Лихитченко, их русский язык, настолько чистый, грамотный и красивый, что он казался нереальным, ненастоящим.
    Почему я помню всё это и совсем не помню другое, хотя оно было!
    Как и все, я был на "картошке". И не раз! И помню и грязь, и 10 часовой день в поле, в борозде, согнувшись в три погибели. И дождь пополам со снегом в первых числах октября, и насквозь промокший ватник.
    И разговоры про Ремарка и Жоржи Амаду, про Тарковского и Михалкова, песни Высоцкого и Визбора на старенькой поцарапанной гитаре.
    Мальчишками мы пробегали и пролазили весь Ленинград. Насквозь! От сырых подвалов до ржавых, раскалённых на солнце крыш. И для нас не было ни запретов, ни границ! Это был наш город! Весь! Целиком! С ржавыми "Москвичами" и "Запорожцами" во дворах, с чахлыми сквериками и кустиками вдоль каналов и рек. С гремящими и скрипящими трамваями. От самой северной границы и до самой южной.
    Сегодня я иду по чистеньким, нарядным и абсолютно чужим улицам, знакомым с самого детства, и вижу запертые парадные, захлопнутые ворота, предупреждающие надписи, охрану, охрану, охрану.... Охрану города от меня.
    Да, раньше эти улицы были другими. Попроще. И погрязнее, наверное. Но тогда они были моими! И больше ничьими. А сегодня они не мои. Как и весь город. И страна. Которую я помню другой. Без колбасы и колготок на прилавках. И без охраны в магазинах. И без разбойничьих физиономий в "Ролс-Ройсах" и "Лексусах" с затемнёнными стёклами. И без комически-грустного обращения: "Господа, не ссыте в лифте, пожалуйста".
    И без войны и ощущения распада страны, когда-то бывшей страшной сказкой и в одночасье ставшей реальностью.
     
    С. Дмитриев, наш корр.



  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Архив

Объявления

Все

Каталог предприятий

    Развернуть список

    Поздравляем

      Посмотреть все