Архив номеров

Завтра в Всеволожске: ночью
Курсы Валюты:USD58.93EUR68.66

Общественно-политическая газета
Всеволожского района Ленинградской области

  • Проблемы экологические = проблемы социальные

    2013-04-10

    Вопросы, связанные с экологией в Ленинградской области стали темой для обсуждения ведущего радиостанции Волхов FM Павла Мухина и члена Общественной палаты Ленинградской области, главного редактора информационного портала ЛеноблNews.info Павла Овсянко.

    - Павел, Вы как человек, посвятивший достаточное количество времени экологическим проектам, расскажите, пожалуйста, какова на данный момент экологическая ситуация в Ленинградской области.

    -Без сомнения, экологическая ситуация в Ленинградской области носит строго дифференцированный характер. В каких-то районах Ленобласти она очень даже ничего, а в некоторых, не сказать, чтобы катастрофическая, но близка к таковой.

    Надо понимать, что, чем ближе к Петербургу, тем сильнее нагрузка на природу – это и свалки, и вырубки леса, и застройка территорий, и загрязнение водоемов, и целый спектр сопутствующих проблем. Дальше от Питера, в таких районах как Бокситогорский или Сланцевский, есть две-три точки загрязнения – такие как Пикалёво или Сланцевский завод.

    На самом деле, надо разделять экологические проблемы. Что подразумевать под экологией? Экология – это прежде всего наука о взаимодействии в природной среде различных организмов. Мы же сегодня будет больше говорить о природоохранной работе, о том, как нам сохранить то, что мы имеет, не потерять наши природные богатства.

    - На данный момент в Ленинградской области существуют какие-то горячие экологические точки?

    -Ну я бы говорил скорее не о горячих точках, а, скорее, о площадях. О точечных вариантах говорить смысла нет. Есть одна сплошная горячая точка – это Карельский перешеек – где есть проблемы водозахватов, проблема незаконных вырубок, где, условно говоря, «нападают» на заказники, пытаются их незаконно вырубить, застроить, устроить там нелегальную или даже легальную «vip» охоту, каким-то образом взять в оборот кусок этих территорий.

    Вот, например, «Раковые озера», «Гладышевский заказник», где был построен коттеджный поселок, озеро Ястребиное, где мы с 2007 года боремся за то, чтобы его не застраивали карьерами гранитными рядом. Южнее – Финский залив, Лебяжье, там заказник "Поляна Бианки", они пытаются постоянно застроить коттеджными поселками. Сосновый бор и ЛАЭС. Как ни крути, всё-таки опасный объект. Что бы там не говорили, соблюдаются там нормы или нет – это потенциально опасный объект.

    Южнее – Усть-Луга. Там строят новую железную дорогу, автомобильную, трубопроводы, естественно, природе наносится серьёзный ущерб.  Линейные объекты наносят ущерб не такой серьёзный, как, например, строительство мусорных свалок, это да. 

    Всеволожский район – просто гора мусора большая. Проблема в Волхове стоит не так остро, хотя я знаю, что и у вас около города немало свалок. Вода, которая в Волхове течет, ни в коем образе не пригодна для питья. Соответственно, проблем тоже масса.

    Если брать в целом по области, то какие основные проблемы? Лес, конечно, с мусором. То есть приезжают люди в лес, вырубают его, землю выкапывают, песок, в основном для нужд садоводств. Потом в образовавшуюся яму засыпают мусор. То есть с одного гектара земли люди получают неплохой капитал. С этим борются, но пока толку особо никакого. Постоянно вскрываются очередные нарушения. Земля, застройка. Пример, возможно, не совсем касающийся экологии.

    Как вы знаете, случилась трагедия, во Всеволожском районе был убит главный архитектор Эдуард Акопян. И все связывают эту убийство с его профессиональной деятельностью, то есть, с землей. Потому что земля находится под контролем у районных властей. Они делают с ней, что хотят, относятся как к своим, в том числе, и к землям гослесфонда, землям водоохранных зон, к землям заказников.

    Из этого всего вырастает огромное количество проблем экологических, которые постепенно переходят в социальные. Что такое водозахват?  Место просто огораживают забором, и люди, которые всю жизнь к нему ходили купаться, собирать грибы, не имеют больше такой возможности. Со свалками все понятно. Если у вас огромная гора мусора рядом с домой, это будет причинять неприятности непосредственно вам. Или после зимы приезжают на дачу, и тут они обнаруживают, что у них вместо леса – пеньки. Причем, разворочено все. Правила лесозаготовки не соблюдаются, пеньки не вывезены, часть леса не вывезена и гниет. Я, например, прошлый летом в Приозерском районе своими глазами видел штабеля леса, которые сгнили, пролежав не один год, в несколько сот метров длинной и в два-три моих роста высотой. Просто лес лежит на миллионы рублей! Он лежит, его не вывезли, непонятно почему, и гниет. Это, безусловно, проблема.

    Всё это в совокупности приводит к тому, что у нас деградирует природная среда. Наше природное окружение деградирует. Приводит это к проблемам со здоровьем, проблемам с отдыхом. Все это влияет на нашу повседневную жизнь самым непосредственным образом.

    - Какие Вы можете привести конкретные примеры?

    - Элементарно. Возьмем проблему с водозахватом. Река Вуокса. Есть там такой известный Дамир Шадаев. В прошлом депутат Законодательного собрания Ленинградской области, сенатор от Ленинградской области в Совете Федерации, успешный бизнес из тех, которых принято называть «авторитетными». Вот он стал играть в фермера, живет в глуши. Построил своё огромное ранчо собственное. Как он это делает - огромный кусок земли у реки Вуоксы отрезан, в месте шлюза «Гремучий», зайти туда нельзя, несколько островов на протоке захвачено им под своё хозяйство. И Бог то с ним. Но вот люди, которые на лодках проплывают по своим делам, регулярно подвергаются различным нападкам. Доходит до того, что тех, кто напротив этого поместья причаливает к берегу, их оттуда выгоняют. Есть свидетельские показания того, что людей обстреливали из оружия. Когда телеканал «100TV» поехал снимать этот водозахват, Дамир Равильевич в совершенном бешенстве переплыл на лодке, перебил камеру и выкинул её в воду. При этом, когда его спросили, зачем он это сделал, он ответил, что они подглядывали за его женой в бане. То есть это, видимо, единственное место в Ленинградской области, где есть стеклянная или хрустальная баня, которая хорошо просматривается. И, видимо, на берегу реки стоит специально. (Смотреть сюжет).

    То есть мы понимаем, что есть человек, на которого нет управы, контролирующие органы, которые должны были бы его «прихватить» по каким-то причинам этого не делают, и , соответственно, что человек может  распоряжаться общественной территорией, то есть просто построить своё маленькое царство.

    У него нет очистных сооружений, то есть всё, что там происходит, то есть вся его семья, все его гости, прислуга, все его животноводческие вещи, которые у него там есть, сельскохозяйственные -  всё сбрасывается в Вуоксу. И, скорее всего, без всякой очистки. Внизу по течению Вуоксы находится поселок Барышево. И люди пьют воду из Вуоксы. И дальше до Приозерска, до озера Суходольского, и так далее. И с каждым годом количество таких «Шадаевых» по берегам-то растет! То есть за забор зайти и посмотреть, как у них организован процесс очистки воды, бытовых стоков, как они машины свои моют, сливают ли они масло в озеро, нет никакой возможности.

    Ситуация с заказниками. Компания «Пулл-экспресс» в Гладышевском заказнике  построила прям  посередине коттеджный поселок. Гладышевский заказник – комплексный, там охраняются несколько видов животных, это жемчужница, это атлантический лосось. Это краснокнижные виды животных. Россия подписала международные конвенции по их защите, НИИ рыбоводства проводит работы серьезные по восстановлению популяции лосося. А прямо на берегу речки, в 200 метрах от озера, где все это нерестится, все это растет и живет, построили коттеджный поселок. Никаких очистных сооружений там не видно. Причем для того, чтобы построит этот поселок, губернатор Ленинградской области, уже бывший, Валерий Павлович Сердюков, который сейчас пытается доказать, что он ни в чем не виноват, когда его Счетная Палата обвиняет в различных экологических грехах,  он просто взял и изменил односторонним образом положение о заказнике. Заказник находится на территории двух субъектов федерации: в Курортном районе Санкт-Петербурга и в Выборгском районе Ленинградской области. И, по идее, он образован совместным постановлением, и изменения должны были приниматься совместно главами двух регионов. Сейчас получается такая ситуация, что маленькая часть заказника на территории Санкт-Петербурга хорошо охраняется, хотя фактически это только впадение реки Черной в Финский залив, а то место, где происходит весь нерест,  практически никак не охраняется.

    Что касается леса: размер вырубок огромен! И СМИ постоянно говорят о том, что ловят черных лесорубов. Это проблема леса везде – и в Выборгском районе, и в Лодейнопольском, и Подпорожский, и Бокситогорский, и Лужский, где вырубили почти треть Сяберского заказника. В какой район не ткни – везде можно найти эти проблемы. Можно зайти в интернет, набрать в поисковой строке «нелегальная вырубка леса» и «черные лесорубы», или появившиеся в последнее время «черные копатели», которые занимаются незаконными карьерами в Ленинградской области, то есть добывают песок, и Вы увидите огромное количество информации по этой проблеме.

    - Вы сейчас упомянули экс-губернатора. На сайте Леноблnews.info есть материал Сергея Соболева, который полностью посвящен деятельности нашего бывшего губернатора Валерия Павловича Сердюкова. Можете что-нибудь сказать конкретнее по этому вопросу.

    - Надо понимать, что Валерий Павлович Сердюков далеко не самый плохой губернатор, который был в Ленинградской области, да и в стране в целом. Но и его, по понятным причинам, не обошла определенная проблема. А именно проблема сыновей – Дениса и Вадима. Именно с их фамилиями люди связывают большое количество злоупотреблений в Ленобласти, связанных с лесом. Очень уж они на определённом этапе по-свойски относились к лесам. Компании, контролирующиеся сыновьями Сердюкова, получили большие участки леса, рубили там, продавали за границу и внутри страны. Председатель Счетной палаты Сергей Степашин  рассказывал в СМИ, что 97 процентов леса области Валерий Сердюков раздал в аренду. Другое дело, что у него другого выхода не было. Это норма Лесного кодекса – раздать в аренду лес, он обязан был это делать. Но вот как, и кому он выдавал – в этом ещё предстоит разобраться соответствующим органам. Об этом можно открыто говорить, но повторюсь, что губернатор мог позволить себе еще больше злоупотреблять полномочиями.

     - В Волхове есть два крупнейших предприятий тяжелой промышленности – это и «ВАЗ-СУАЛ»  и «Метахим». С учетом положительного влияния на экономику, как Вы оцениваете воздействие этих предприятий на экологию?

    - Оба предприятия были построены в советские годы. В советские годы внимание экологии уделялось минимальное, к сожалению. Если строили очистные сооружения – то самые простые, и во времена капитализма мало что изменилось. Никто не хочет вкладывать серьезные деньги в такие сферы производства, которые не жизненно важны. Можно поставить новый прокатный стан, можно поменять электрику, но вот в экологию и в очистные сооружения вкладывать деньги ни у кого желания нет. Государство, в свою очередь, не требует от собственников вложений в очистные сооружения. У государства другие проблемы – им бы разобраться с муниципальными очистными сооружениями. Поэтому, как эколог, могу сказать, что оба предприятия наносят некоторый экологический урон. Река Волхов вообще одна из самых грязных на северо-западе. Здесь не только город Волхов виноват, но и Кириши вносят свою лепту, и более мелкие населенные пункты. Поэтому проблема есть.

    Могу сослаться на такой факт. В 1986 году проводились последние комплексные исследования Ладожского озера на предмет загрязненности. Каким образом это делалось – была поставлена одна лаборатория у истока Невы, которая забирала пробы воды из Ладоги. Она сравнивала химический анализ с данными с других станций – Волхова, Сясь – всех рек, которые впадают в Ладогу. И по полученным данным получалось, что уже в советские годы Волхов была одной из самых загрязненных рек, потом шла Свирь, потом шла Сясь, потом Паша и так далее.

    И что характерно, уже в 1986 году эти сведения носили гриф «для служебного пользования». Нигде ничего не публиковалось, от людей реальную ситуацию скрывали. А сейчас, к сожалению, и исследований особо не проводится, нет на это денег, да и система мониторинга развалена.

    Те данные, которые есть у меня, а это данные комитета по природным ресурсам правительства Ленобласти, говорят о том, что к Сясьскому ЦБК огромные претензии по очистным сооружениям. Фактически неочищенный сток идет в речку. Проблема Волхова как городского поселения тоже на постоянном контроле у комитета по природным ресурсам. 

    - Существуют ли какие-то прописанные экологические нормативы, и кто конкретно следит за их выполнением?

    - Да, нормативы есть. Допустимые концентрации – что должно содержаться в сбросах, и что не должно, и в каких количествах в зависимости от производств. Контролировать должен комитет по природным ресурсам, его инспекции экологические, которые совершают выездные проверки. Есть СЭС, которые в том или ином качестве выступают как контролеры. Берутся заборы почв, воздуха, воды, которые анализируются в лабораториях и выдается экспертное заключение. По результатам заключения комитет обязан выдать предписание об устранении тех или иных нарушений или о приведении сбросов в соответствие с нормами законодательства. То есть формально должен приехать чиновник из комитета по природным ресурсам и обязать завод построить очистные сооружения или реконструировать то, что есть.  Естественно, крупные предприятия эти предписания зачастую игнорируют. На них могут наложить штраф – около 40-50 тысяч. Понятно, что со стоимостью очистных сооружений – десятки миллионов, проще раз или два в год платить по 40 тысяч рублей.

    Это, к сожалению, психология «временщиков». И в этой роли выступают собственники предприятий. Здесь и сейчас они получают алюминий, продают его на Запад, деньги оседают оффшорах, сами большую часть времени проводят в Европе, например, где высочайшие стандарты экологи, и нельзя делать то, что делают у нас. Если в Швейцарии выкинуть батарейку в урну – можно получить огромный штраф, потому что это экологическое преступление. У нас же делать можно все, что угодно,  иногда даже не нужно откупаться, потому что закон многое  позволяет предприятиям.

    А экологических ориентированных предприятий, которые понимают, что на этой земле дальше жить и работать, немного в Ленинградской области. Они есть, но очень мало.

    - Какие ещё экологические проблемы Волховского района вы можете назвать, и так ли они страшны?

    - В чем основная мерзость этих проблем – вроде бы жители Волхова и живут в провинции, далеко от больших городов, а значит, ситуация  с экологией должна быть получше. Но дело в том, что все проблемы уже подходят вплотную к таким городам как Волхов. Это и свалки, и вода, и воздух, и количество автомобилей, и количество зелёных зон. Недавно на нашем сайте была опубликована статья по поводу «Солнечной Долины» в Волхове. Вы прекрасно знаете, что помимо парка, который хотят видеть жители,  власти хотят построить на этом месте некую «общественно-деловую» застройку. А это, фактически, уже уплотнение. В Выборге уже идет уплотнительная застройка, в Гатчине, в Ломоносове, сейчас она доберется и до Волхова. Это приведет к тому, что вы будете жить в провинциальном городе с проблемами мегаполиса – не будет развитой, «столичной» транспортной инфраструктуры, торговли, не будет развлечений. А вот экологические проблемы будут чисто городские, как в Петербурге. Этот путь в свое время прошла Европа, где  очень много денег было потрачено на то, чтобы все вернуть назад. Слава богу, что наши проблемы, хоть и серьёзные, но еще не катастрофические. У нас ещё точка невозврата ещё не пройдена.

    Маленький пример из жизни Германии. Мы знаем, что во время борьбы безработицей в 30-е годы, когда Гитлер был у власти, одной из его идей по трудоустройству немцев, стало осушение болот. Было занято на этих работах огромное количество людей! Проблему с безработицей решили, землю осушили, а после войны оказалось, что изменился климат, изменилась фауна Германии. Убрали болота - птицы не летают, им просто жить негде. Совершенно изменилась экологическая картина. Что сделали немцы? Они эти болота вырыли обратно, и к концу 90-х годов они нормализовали экологический режим страны. Мне кажется, что рано или поздно и нашей стране предстоит такая работа – предстоит вырывать то, что было закопано, возить на переработку, вместо того, чтобы захоранивать. Поэтому, как вы понимаете, проблемы есть, они не такие катастрофические, но всё же ими надо заниматься, и делать это надо прямо сейчас.

    - Подводя итоги, скажи, что конкретно в Ленинградской области нужно сделать, чтобы нормализовать экологическую ситуацию?

    - Первая вещь - навести порядок  в лесных отношениях, то есть контролировать все лесозаготовки, провести ревизию всех договоров аренды, которая была сделана до этого момента, посмотреть, кто и с какими целями получил лес, и как соблюдаются свои договорные обязательства. Я думаю, что нужно выступать с законодательной инициативой о запрете экспорта необработанной древесины из страны. То есть те картины, когда мы видим составы, идущие в сторону финской границы, набитые пополам нефтью и лесом, мы не должны больше видеть. Лес не вывозить никакой и ни в каких случаях.

    Жестко требовать от собственников соблюдения 6 статья Водного Кодекса Российской Федерации, а именно: двадцать метров береговой полосы – это полоса для общего пользования, никто не имеет права её перегораживать! Исключение сделать только для специальных объектов,  военных, портовых сооружений и так далее. Все остальное должно быть безоговорочно свободно для доступа.

    Третье. Запретить захоронение мусора! Должна быть принята программа по строительству не полигонов, а мусороперерабатывающих заводов. Мусор это сырье, его можно перерабатывать, зарабатывать на этом хорошие легальные деньги. Когда за машину мусора не ты будешь платить за утилизацию на полигоне от пяти до десяти тысяч, а тебе будут платить  за мусор, как за сырье, то, например, водитель, который получил этот мусор в каком-нибудь жилкомсервисе, где ему, кстати, заплатили деньги за вывоз, с радостью привезет на его завод, и получит ещё денег за это. 

    Мы решим проблему с мусором таким образом полностью.

    http://lenoblnews.info/ecology/item/1320-ekologia.html

    30

Свежий номер

Архив

Объявления

Все

Каталог предприятий

    Развернуть список

    Поздравляем

      Посмотреть все